Рукотворная экологическая катастрофа в Москве / Андрей Марчуков .

Прошу воспринимать этот материал не в рамках предвыборной кампании на должность столичного градоначальника и не как критику конкретных лиц (в т.ч. и.о. мэра г. Москвы С.С. Собянина, к коему автор испытывает симпатию и сочувствие), а как обсуждение острейшей (пусть пока что не вполне явной) проблемы, от которой будет зависеть наша жизнь и жизнь будущих поколений. Проблемы, наличие которой надо признать уже сейчас. И уже сейчас сделать всё для того, чтобы она не стала мертвящей реальностью. Прислушайтесь, Сергей Семёнович!

Тигров и китов защищать теперь легко. Конечно, это нужное и благородное дело, и спасать редких животных и среду их обитания от истребления человеком необходимо. И хорошо, что всё больше и больше людей, в том числе обличённых властью, это понимает.
Но спасение этих животных теперь стало модным и престижным. На такие экопрограммы выделяются немалые средства, созываются международные форумы, на которые съезжаются известные актёры и политики. Куда сложнее бороться с варварским истреблением природы – животного и растительного мира – тогда, когда эта борьба не раскручена СМИ, не "освящена" присутствием какой-нибудь мировой знаменитости, да и сам объект защиты не столь экзотичен и редок, как те же снежные барсы или касатки. Хотя ущерб природе при этом наносится куда более ощутимый.
Взять, хотя бы, Москву ("старую" и "новую") и ближнее Подмосковье. Нагрузка на экологию в огромном, перенаселённом, перенасыщенном автотранспортом мегаполисе и так непомерная (а ведь от её состояния зависит здоровье и сама жизнь миллионов людей!). Но это, и без того тяжёлое положение, ещё и сознательно усугубляется непомерным, доходящим до варварства, рвением местных властей, очевидно до сих пор считающих, что "природа – не храм, а мастерская", где можно резать, пилить, строгать по собственной прихоти. Объектом экспериментов стал травяной покров и деревья.
О безумных еженедельных выкосах травы "под ноль", до проплешин, сколько уже писалось и говорилось! Да всё без толку. Начались они ещё при прежней власти, а при новой, к сожалению, ещё больше набрали обороты. А мнение людей – жителей города – никого не интересует.
На городском уровне принимаются постановления о правилах создания и содержания зелёных насаждений (с проставленными нормативами) – чтобы были газончики подстрижены и выглядели как заморские лужайки. Но что подходит для парадно-стерилизованного Александровского Сада (да и то, вряд ли), не приемлемо для всего остального. Ведь выкашивают всё – парки и скверы, бульвары, пустыри, дворовые территории, склоны, разделительные полосы и обочины дорог, полосы отчуждения вдоль железнодорожных путей, территории кладбищ, где газонов нет по определению, и даже такие особо охраняемые природные объекты, как, скажем, "Долина реки Сетунь".
При этом управленцы ссылаются на те самые постановления (которыми, кстати, многое из того, что вершится на практике, не допускается). И говорят, что производить выкосы их заставляют вышестоящие инстанции: ДЕЗы и управляющие кампании кивают на управы, управы – на префектуры и т.д. Все понимают, что покосы ни к чему хорошему не ведут, но… продолжают следовать какой-то иррациональной воле.
Ещё бы: газонокосилки разных систем и в огромном количестве закуплены – не могут же они простаивать! Косильщиков-азиатов – ещё больше. А их надо чем-то занимать, чтобы оправдать такое огромное число дворников и коммунальных рабочих, имеющихся при каждом ДЕЗе. Вот и выгоняют их почти ежедневно на тотальный "сенокос".
Больно видеть, как методично уничтожаются многие виды растений (а это, кстати, нарушает положения нормативных актов, в частности, постановления Правительства Москвы от 11 мая 2010 года № 386-ПП и постановления Правительства Москвы от 10 сентября 2002 года № 743-ПП). Или как искореняют естественно растущие цветы – клевер, незабудки, лютики, те же одуванчики, от которых всё вокруг делается красивее, ярче и радостнее. Где теперь в Москве встретишь лопухи, подорожник, крапиву, тимофеевку и др. – вместо них торчат одни черенки и пучки газонной травы.
И при этом городские власти озабочены созданием на улицах искусственных цветников, расходуя на это немалые бюджетные средства. Высаживать цветы – это хорошо, но одно нельзя делать за счёт уничтожения другого. Да и чахлые, вянущие через неделю тюльпаны не заменят живых цветов и разнотравья. Которое, к тому же, не требует ни копейки вливаний из городской казны.
Теперь в Москве собираются разрабатывать программу озеленения дворов. Так может, для начала прекратить убивать зелень?
Стоит ли напоминать, что растения вырабатывают кислород, очищают окружающую среду от грязи и пыли (и в первую очередь это делают те травы, которые растут вдоль авто и железных дорог, и которые с непонятным остервенением выкашивают в первую очередь). И чем больше биомасса (то есть, чем выше и крупнее растения), тем лучше они работают как зелёная территория. Газон в этом отношении (да и во всех остальных) – наихудший вариант.
Но выкашивание травы и дикорастущих растений – это не просто результат неуёмной ретивости местных чиновников. Складывается стойкое впечатление, что за всем этим кроется планомерная программа по замене луговой растительности, которой (на зависть западным экологам) славилась Москва, на газоны английского типа. А иными словами, насильственная смена целой экосистемы на огромной территории. Осуществляемая не только путём постоянного выкашивания растений, но и замены дернового слоя (где сохраняются их корни и семена, и где живут беспозвоночные животные, без деятельности которых земля превращается в безжизненный камень) на газонно-стерилизованный. А порой, и потравки химикатами тех растений, которые городские власти сочли вредными "сорняками" – тех же подорожников или одуванчиков (об этом узнать из постановления Правительства Москвы от 10 сентября 2002 года № 743-ПП). Жизни объявили смерть.
В природе всё взаимосвязано: уменьшение разнотравья, цветов, мелких кустарников (по площади, биомассе и видовому составу), уборка и вывоз опавших листьев (в пластиковых мешках!), которые за зиму отлично бы удобрили землю, приводит к выветриванию, вымыванию и высыханию почвенного слоя, и так тонкого. А это ведёт к засыханию деревьев, количественному и видовому обеднению фауны (беспозвоночных, насекомых, а затем птиц и животных), и превращению московской земли, и в том числе дворов, парков и пока ещё сохранившихся пустырей, в каменно-пыльную пустыню. И перспектива эта для Москвы весьма реальная.
Но зачем всё это творится? Первое, что приходит на ум, это увлечение не очень умными людьми "модными" (и тоже не умными) теорийками – сделать так, как в "цивилизованных странах". Да вот только в этих самых странах пытаются уйти от кастрировано-стерилизованных урбанистических пейзажей и восстановить у себя всё то, что так безжалостно стараются уничтожить московские (а теперь и не только) власти.
А может, вмешался личный фактор? Что если, у кого-то из чиновников или членов их семей аллергия на пыльцу? И в угоду им… Ну, а для остальных – хоть трава не расти (такой вот каламбур). Или же "личный фактор" имеет иное преломление? Допустим (право, только допустим), что кто-то из родных или знакомых этих чиновников (ну не они же сами!) как-то связан с коммунально-цветочно-"озеленительным" бизнесом? И кто знает (кто-то, конечно же, знает), может, всё дело как раз в деньгах и прибыли?
Очень возможно, что причина – в необходимости "осваивать" бюджетные средства, выделяемые на благоустройство и озеленение. Средства огромные, а куда их девать, если трава и цветы растут сами, без финансовых вливаний и мигрантов-азиатов в рыжих спецовках? А сюда, как на нитку, нанизываются следующие моменты.
Первый: властям (городским, окружным, районным – до ДЕЗов, управляющих кампаний, ТСЖ включительно) надо демонстрировать свою деятельность и усердие.
И второй: убеждать всех и каждого, что Москве и стране нужны десятки тысяч коммунальных рабочих-иностранцев из Средней Азии. Ведь иначе – без покосов и ежедневной возни во дворах и улицах – станет ясно, что в таком количестве они просто не нужны. Отказ от выкосов позволит резко сократить затрачиваемое на коммунальные нужды количество человеко-часов и, тем самым, отказаться от ненужной городу и стране "рабочей силы" из Средней Азии. От тех самых мигрантов, чьё нахождение на территории России является вызовом её политической, экономической, демографической и культурной безопасности.
А это ключ к решению острейшего для города и России в целом миграционного и национального вопросов, значительной разгрузке социальной и жилищной сфер, снижению зашкаливающей преступности, в том числе деятельности этнических преступных группировок.
А может, все перечисленные теоретико-лично-бюджетно-бизнес интересы неких обличённых властью людей взаимно наложились друг на друга и, будучи дополненными бездумным рвением и равнодушием, безжалостным катком навалились на московскую природу и нас с вами?
Но войной чиновников и коммунальщиков с травами и цветами дело не исчерпывается. Не меньшее давление испытывают на себе и крупные формы – деревья. Уже прошлой весной (2012 г.) все мы были вынуждены с болью наблюдать, как в городе шла повальная вырубка деревьев и в первую очередь тополей (а их в Москве около десяти видов).
Помните фильмы о войне? Немецко-фашистские захватчики сожгли деревню, и вместо домов торчат обгорелые печные трубы – жуткие памятники человеческому варварству и ненависти. Вот такие "трубы" в Москве теперь встречаются на каждом шагу – во дворах, парках – повсюду. Высокие, стройные, красивые, здоровые деревья пилят, убирая не только боковые или опасно расположенные ветви (что понятно и правильно), но и всё дерево, оставляя вытянутый пень высотой в 7–8 м (таков установленный норматив). И всё официально: управы заключают договоры с фирмами-подрядчиками, те получают порубочные билеты и выполняют т.н. "кронирование" (по сути же – калечащие ампутации). И всё это согласно генеральной линии московских властей, задумавших заменить тополя на деревья других пород. Вот и в начале лета глава Департамента природопользования и охраны окружающей среды г. Москвы озвучил планы вырубить ещё 120000 тополей.
У представителей одной из таких фирм, работавших в ЗАО (район "Раменки"), удалось выяснить, что  вопрос о порубках решался непросто. Очевидно, были в городской власти люди, которые пытались воспротивиться этим революционным планам. Сами рабочие на вопрос, "А не жалко вам деревья?", говорили, что жалко, а если и "кронировать" их, то лишь обрезая старые и мешающие (например, проводам) ветви, но сохраняя дерево целиком. "И так дышать нечем, а тут приходится деревья губить", - отводили они глаза.
Сейчас сезон рубок прошёл. Значит, деревьям жить и радовать нас, "заодно" спасая от жары (помните лето 2010 г.?) и загрязнений ещё год. Но следующей весной пробьёт и их час. Не надо объяснять, что деревья дают тень, вырабатывают кислород, защищают нас, людей, от зноя, пыли и гари. (Да и не только людям они нужны – на деревьях вьют гнёзда птицы, в том числе осёдлые, для которых это дерево и двор – их родной дом.) И тополя – одни из главных городских санитаров. Один тополь вырабатывает кислорода больше, чем любое другое из распространённых у нас деревьев, и за сезон очищает воздух от 20–30 кг гари и прочих вредных веществ. Наконец, они просто красивы, а красота и эстетика в агрессивной и однообразной городской среде играет немаловажную психологическую роль (то же самое относится к полевым цветам и разнотравью).
Высаживать новые деревья, конечно, нужно, и здесь начинания московских властей надо только поддерживать. Но пока вырастут обещанные деревья других пород (если их посадят), пройдут годы. А жить надо сейчас. Теперь же вместо стройных деревьев – символа Москвы – стоят уродливые пни-переростки. Они тоже зазеленеют (те, кого не срубят под корень), но…
В чём же причина массовых порубок? Оказывается, в… тополином пухе (хотя спиливают и "кронируют" отнюдь не только их; к примеру, по 2-му Мосфильмовскому переулку были вырублены кусты жасмина и сирени), из-за которых случаются пожары, а у некоторых людей бывает аллергия. Аргументы настолько же надуманны, насколько дики сами порубки. Пожары чаще возникают не из-за пуха (неделя – две в году), а из-за неосторожности, курения в помещении и пьянства.
Людей, страдающих аллергией, жаль, но это не повод калечить природу. Есть люди, у которых аллергия на кошек – что же, прикажете, уничтожить всех кошек и котов? Кто-то не любит дождь, а кто-то – яркое солнце. Значит, в угоду им надо накрыть город куполом, да ещё и непрозрачным? Так можно всю планету закатать в асфальт и бетон – чтобы никому ничего не мешало! Что, кстати, уже начали делать, заливая дворы в асфальт и расширяя автострады за счёт зелёных участков. Понятно, что есть особая категория людей, которых такая перспектива вполне бы устроила. Но это не значит, что надо идти у них на поводу.
А что за всем этим стоит? А стоит за этим неуважение – к людям, во имя которых, якобы, всё делается, к другим живым существам, живущим с нами рядом и называемым "природой", без которой нам, людям, не выжить, тем более в городах. Это и неуважение к науке (мнение экологов чиновникам, и так всё знающим лучше всех, не интересно), к совести, к здравому смыслу. Нельзя в угоду чьим-то прихотям, финансовым аппетитам и модным теорийкам "чтобы всё было красивенько" лезть в экологические механизмы. Природа – этосамоорганизующаяся система, она  всё сделает сама – и лучше, чем неучи и варвары из числа облечённых властью людей.
Не стерилизуйте природу! Оставьте в покое траву и цветы. Не убирайте опавшие листья, дайте им перегнить в питательный гумус. Не выдувайте насекомых "пылесосами". Не рубите деревья и кусты, а высаживайте новые. Вот тогда и будет красивее вокруг, и проще будет пережить очередное "африканское лето". Не надо "благоустраивать" природу – просто не мешайте ей.
Но куда там! В "мастерской" надо "пилить" (во всех, очевидно, смыслах); "ответственным лицам" – показывать своё усердие; орды азиатов-гастарбайтеров – чем-то занимать, оправдывая из ввоз в Россию; бюджеты (формирующиеся за счёт наших с вами налогов) – осваивать; дельцам – получать прибыль. Так что изуверство будет продолжаться.
Но самое страшное, что оно будет распространяться на всё новые территории. И прежде всего на те бывшие земли Московской области, которые недавно стали Москвой. А ведь это – огромные по площади территории на самом важном для экологической безопасности Москвы направлении – юго-западном. Оттуда дуют ветра, очищающие московский воздух, недаром этот фактор учитывался при застройке города в советские времена (когда думали не о прибыли и воплощении собственных маниловских фантазий, а прежде всего о нормальной жизни для миллионов москвичей). Уничтожение растительности, вырубки деревьев, выкос травы придут и туда. И уже приходят – кто бывает в Подмосковье, сталкивается с этим на каждом шагу.
К тому же, мэры и чиновники других городов привыкли равняться на Москву, быстро перенимая её опыт (и далеко не всегда положительный). А если вспомнить, как за последние два десятилетия был в значительной степени уничтожен защитный зелёный пояс вокруг столицы, а на его месте выросли коттеджные посёлки для богатеньких и "успешных", можно не сомневаться: Москве и Подмосковью в ближайшее время грозит РУКОТВОРНАЯ ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ КАТАСТРОФА.
Остановить её можно, если пересмотреть городскую политику по "благоустройству" и "озеленению", отменив ныне действующие соответствующие постановления и утвердив новые – сберегающие природу и не допускающие вмешательство в неё и её переделку. (И вернув городские парки из ведения Департамента культуры в ведение структур, ответственных за сохранение зелёных (а не развлекательных) зон.)
А главное, запретив (на законодательном уровне, если своей совести и разума не хватает) саму возможность проводить выкосы, порубки и т.п. стерилизацию природы, заменяя и уничтожая существующую экосистему. В том числе применение химических и механических средств (например, газонокосилок различных систем), которые по своему негативному воздействию на природу сравнимы с сетями и динамитом (при рыбной ловле). И сделать это не только на местном, но и на федеральном уровне, поскольку проблема вышла за региональные рамки и приобрела общегосударственный масштаб.
…Всё-таки, жаль, что в столице не водятся тигры и снежные барсы, а в Москве-реке не плавают киты и касатки. Тогда всё было бы по-другому, нас бы заметила "модная экологическая публика" и сам Владимир Владимирович, и московской природе погибнуть бы не дали. А так, кто заметит? Кто защитит?
И "три тополя на Плющихе" вместе с солнечным московским разнотравьем мы увидим, разве что, в раскрашенном фильме.
 
Марчуков Андрей Владиславович, к.и.н., Институт Российской истории РАН

Источник: www.iarex.ru



Комментарии закрыты

Фотогалерея


Яндекс.Метрика