Мальта под угрозой арабского «цунами» .

Главной проблемой Евросоюза в этом году стал небывалый наплыв беженцев из Северной Африки. Очень непросто приходится югу Италии, остров Лампедуза уже стал зоной гуманитарной катастрофы. Но тяжелее всех приходится Мальте. Эта страна может быть просто сметена "арабской волной" с карты Европы.
Мальта — страна, лежащая ближе всех других стран ЕС к "горячим" событиям в Тунисе, Египте и Ливии. Только по официальным данным, 400-тысячное государство приютило примерно полторы тысячи человек. А сколько еще мигрантов проникло на остров нелегально. Ситуация на Мальте пока не столь ужасающа, как на итальянском острове Лампедуза. Однако ресурсы Италии и Мальты в смысле преодоления трудностей несопоставимы. Мальтийцам куда тяжелее, чем 60-миллионному соседу.
Все последние месяцы мальтийская дипломатия стремилась к тому, чтобы другие страны Евросоюза приняли у себя хотя бы часть арабских беженцев. Когда Франция и Италия озвучили идею воссоздания пограничных постов внутри Шенгенской зоны, глава МИД Мальты Тонио Борг воспринял ее с опаской. "Я надеюсь, что возможность изменения в соглашении не будет означать возведения новых стен или ворот, которые будут мешать свободному перемещению законных граждан ЕС", — сказал он еще в конце апреля. Разделительных линий вроде бы не возвели. Но и реальной помощи Мальте ЕС пока не оказал.
Читайте также:Арабские беженцы разваливают Евросоюз
Данная история привлекла внимание к стране, которая редко попадает в информационные сводки. Да и с чего бы? Мальта — один из крупнейших в мире туристических центров, принимающих ежегодно тысячи отдыхающих со всего мира. Однако ее географическое положение в самом сердце Средиземноморья отправляет Мальту в гущу политических событий. Так что нынешний случай с беженцами из Северной Африки — очередная веха в довольно бурной истории этой небольшой страны.
Археологи установили, что как минимум в 5200 году до нашей эры на Мальте уже были очаги культуры. Ее мегалитические храмы внесены в реестр наследия ЮНЕСКО. Считается, что примерно в 2500 году до нашей эры Мальту, Гоцо и ряд мелких островов начали заселять выходцы с расположенной неподалеку Сицилии. В 725 году до нашей эры на остров высаживаются финикийцы, спустя пять лет — греки. С этого момента Мальта попадает в сферу влияния передовых цивилизаций Древнего мира.
Очевидно, что влияние финикийцев, говоривших на семитском языке, было более ощутимым. Сегодняшние мальтийцы говорят на языке, близком арабскому по своему происхождению. Другое дело, что исповедуют на Мальте не ислам, а католицизм, и потому тяготеют на острове не к Северной Африке, а к Европе. И говорящие на понятном мальтийцам языке североафриканские арабы являются для них все-таки культурно и цивилизационно чуждыми.
На протяжении нескольких сотен лет Мальта принадлежала основанному финикийцами Карфагену, но во II веке до нашей эры вошла в состав Римской империи. После падения крупнейшей империи древней Европы остров не раз переходил из рук в руки. Так, с 395-го по 870 год Мальта принадлежала Византии, а с 870-го по 1201-й — арабам. Вероятно, именно в этот период семитское влияние еще усилилось, и у мальтийцев окончательно утвердился их нынешний язык. Но обратить в ислам принявших еще во времена византийского владычества мальтийцев арабам не удалось.

Источник: www.pravda.ru



Комментарии закрыты

Фотогалерея


Яндекс.Метрика